blog single last sunday
author blog last sunday

МОК

центр

государственное унитарное предприятие московской области

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР

ПРОЕКТНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПРЕДМЕТА ОХРАНЫ

ОБЪЕКТА КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

РЕГИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Усадьба «Лапино-Спасское», XIX - нач. XX вв.

Дом жилой, рубеж ХIХ-ХХ вв.

Московская область, город Королев,

мкр-н Первомайский, ул. Советская, д. 9.

Раздел 3. Проект реставрации и приспособления.

Книга 2. Проект предмета охраны.

Заказчик: Автономное дошкольное образовательное учреждение

города Королёва Московской области детский сад № 41

общеразвивающего вида


Москва, 2013г.


Объект культурного наследия регионального значения

Усадьба «Лапино-Спасское», XIX - нач. XX вв.

Дом жилой, рубеж Х1Х-ХХ вв.

Историко-архитектурная справка

ЛАПИНО (Спасское) (сельцо, сейчас - территория г. Королева)

Название села происходит от личного имени Лапа или от фамилии Лапин. В 1617 г. являлось поместьем М.М. Годунова, а с 1646 г. - И.А. Головенкова и его наследников, при которых в 1711 г. здесь строится деревянная церковь во имя Нерукотворного Образа Спаса, простоявшая до конца века. В честь церкви село получает второе название - Спасское.

С началом деятельности Петра I в России открывается эпоха мануфактурного промышленного производства. В 1715 г. Иван Тиммерман «поставил полотняный завод», на котором изготавливали паруса для флота Российского. Река Клязьма с обширной поймой в изобилии давала столь необходимые текстильному производству свободные пространства и воду. По реке открывался удобный путь в богатый коноплей и льном Владимирский край. Благотворно сказывалась и близость Москвы - торгового и промышленного сердца страны.

Производству парусины сам царь Петр уделял особое внимание, так как нужно было оснастить парусами молодой российский флот. «Для строения парусных полотен» в селе Преображенском на реке Яузе на окраине Москвы была создана крупнейшая по тем временам текстильная мануфактура «Хамовный двор». Голландский купец Франц Тиммерман, входивший в ближайшее окружение царя Петра, получил это заведение «в свои руки». Сын Франца, Иван, обучившись у отца, завел свое дело в Болшеве. И, пожалуй, в каком-то смысле парусную и полотняную фабрику в Болшеве можно считать «дочерним предприятием» крупнейшей мануфактуры петровского времени.

Вскоре Иван Тиммерман сменил своего отца и стал заведовать Хамовным двором. А на болшевской мануфактуре в 1721 г. появились новые хозяева -московские купцы Глазунов и Плавильщиков, члены «гостиной сотни» -высшего ранга купечества, выходцы из Барашевской слободы, славившейся текстильными династиями. Дмитрий Глазунов был опытным коммерсантом, и сам светлейший князь Меншиков вызывал его в Санкт-Петербург для совета по торговым делам. Двадцатисемилетний Дмитрий Плавильщиков был младшим в семье Плавильщиковых – совладельцев крупных мануфактур в Москве. После того как Дмитрий Глазунов умер в 1723 г., Плавилыцикову пришлось в течение 12 лет продолжать дело одному. В первые годы его фабрика процветала. На ней было установлено 70 ткацких станов, работало 385 человек. Парусина шла в Петербург и на экспорт. Но выделка парусины в России была делом новым и довольно дорогим, так как сырье – конопляная пенька требовала сложной обработки. Плавильщиков разорился и продал фабрику.

С 1736 г. ее хозяином стал московский купец 1-й гильдии Андрей Максимович Никонов, способный и энергичный выходец из крестьян Дворцового ведомства. В московской Мануфактур-конторе он получил указ от Мануфактур-коллегии Сената, которым предписывалось «размножать и производить фабрику сильною рукою», «делать парусные и фламские полотна, равендук и тик, и пестряди самым добрым мастерством против прочих фабрик и с удовольствием, и в заморский отпуск годные без всяких охулин поставлять».

Фабрика Андрея Никонова числилась на хорошем счету. Когда в 1744 г. Мануфактур-коллегией из 31 фабрики 14 было «выключено» «за неразмножение и худое мастерство», предприятие Никонова было оставлено в числе «рачительных».

После смерти Никонова в 1748 г. вдова продала фабрику. Её купил московский 1-й гильдии купец Прокофий Дмитриевич Пастухов, которому суждено было стать долгожителем среди содержателей - в его ведении фабрика находилась 30 лет - с 1748 по 1778 г.

Ежегодно, весной и осенью, Пастухов препровождал в Москву отчёты о работе фабрики. Отчёты были обстоятельные, с подробным описанием производственного процесса, выпускаемой продукции, фабричных строений, с образцами тканей. «Фабрика моя именованнаго,... - так начинался отчет 1748 г., - имеется расстоянием от Москвы в 20 верстах на наёмной земле в вотчине вдов княгинь Дарьи Матвеевой да Авдотьи Ивановой Одоевских в Московском уезде в селе Болшеве на речке Клязьме, а что чего, о том, значит, ниже сего».

Что представляла из себя текстильная фабрика середины XVIII в. по отчетам Пастухова? На берегу Клязьмы находилась небольшая плотина у мельницы, чуть подальше пристань. Территория фабрики была огорожена высоким глухим забором с караульной избой у входа. На территории стояли бревенчатые срубы прядильных и ткацких светлиц, много амбаров разного назначения, погреба, колодцы с журавлями.

От пристани к мельнице тянулись подводы с огромными тюками пеньки. В «толчильном амбаре» 12 пестов под напором воды размягчали пеньку, в трепальной светлице ее трепали, затем в двух амбарах на 34 щетях – специальных щетках из жесткой щетины - расчесывали. Оттуда сырье поступало в прядильные светлицы, где работало 350 самопрялок.

Был просторный «мыларный двор», огороженный частоколом и спускающийся прямо к реке. Здесь были врыты в землю высокие столбы с «пальцами», на которых просушивалась пряжа, которую прежде вываривали в зольном щёлоке в чугунных котлах и отжимали «жамным» винтом. Высушенную на столбах пряжу отправляли в размотку на шпульные колеса, вращавшиеся при помощи ручных воротов.

Фабрика Пастухова была типичной для начала и середины XVIII в. – фабрикой-поместьем с натуральным хозяйством. На той же территории размещались кузница, токарная и столярная избы, скотные амбары, конюшня с сенником, погреба с продовольствием «для корму фабричных служителей и лошадей». При фабрике жили приписные крестьяне, для которых в стороне от светлиц были построены избы «с сенями и огородами».

В начале 50-х годов Пастухов перестал арендовать землю в Болшеве у княгинь Одоевских, а купил сельцо Лапино вместе с пустошами Вилы и Подлипики и перевел в Лапино свою фабрику. Из 13 парусных и полотняных фабрик, созданных при Петре I, дотянули до 70 - 80 годов XVIII столетия лишь 5, среди них – Пастухова.

Но менялось время, не хватало рабочих рук, из-за чего приготовленная пряжа портилась, а «станы стоят праздны». В быту ткани из конопли и льна сменяются хлопчатобумажными, дешевыми, яркими, разнообразными по рисунку. Более расторопные фабриканты переходили к выработке материй из хлопка. Но Пастухов на это не решается. Из троих его сыновей лишь старший стал купцом, да и то не поднялся выше 3-й гильдии, двое других совсем не интересовались фабрикой.

Большой опустошительный пожар в 1768 г. уничтожил дорогое иностранное оборудование и несколько светлиц. Стремясь поправить дела, Прокофий Дмитриевич в 1774 г. вступил в неосторожную сделку, взяв у казны откуп питейного сбора, но был обманут своими же компаньонами. За недоимки по этому сбору в 1779 г. его фабрику конфисковали на 20 лет.

В 1803 г. её купил московский купец Фёдор Пантелеевич Пантелеев, личность незаурядная, промышленник новой формации.


1. Господский дом усадьбы (предположительно Пантелеевых). Вторая половина XIXв., г.. Королёв, пос. Первомайский. Ул. Советская дом13) Фото 2010г.


Через четверть века, в 1845 г., при его сыне Ф.Ф. Пантелееве Лапинская фабрика была переоборудована в бумаготкацкую. На ней вырабатывался плис - хлопчатобумажная ткань с ворсом, так называемый «бумажный бархат». Станов имелось 60, рабочих - 62, сумма годового производства составляла 49106 руб.

По переменам, происходившим во времена Пантелеевых с Лапинской фабрикой, можно проследить смену эпох: от XVIII в. - к ХIХ, от крепостной феодальной мануфактуры - к капиталистической фабрике.

На протяжении XIX в. Болшевская округа превратилась в настоящее средоточие текстиля - и льняного, и хлопчатого, и суконного, и шелкового. Накапливая в своих руках капиталы и земли, купечество приобретало новый статус в государстве, фактически приравнивавший его к дворянству. Выходцы из старой купеческой патриархальной среды становились европейски образованными капиталистами, а из мелких фабрик вырастали крупные, известные на всю Россию.

В 20-х гг. XIX в. из Эльберфейда в Москву переселились уроженцы Пруссии братья Франц и Людвиг Рабенеки и приняли русское подданство.

Франц Рабенек открыл в 1827 г. небольшое красильное заведение в Болшеве. Его брат Людвиг в 1834 г. начал красильное производство в Богородском уезде. Франц Рабенек заимствовал технические находки брата и использовал их в Болшеве.

На протяжении всего XIX в. производственная специализация Болшева и Лапина четко сохранялась: в Лапине работало прядильное и бумаготкацкое производство – бывшее Пастухова - Пантелеева, а в Болшеве - красильное Рабенека.

В 1832 - 36 гг. Франц Рабенек, купец 2-й гильдии, перестраивает и расширяет фабрику. Фабрика специализируется на окрашивании бумажной пряжи, плиса и кумача, а также сукна в «адрианопольский» алый цвет. После смерти Ф. Рабенека в 1860 г. фирма переходит к его сыну Герману, продолжая называться «Франц Рабенек и сыновья», хотя второй сын, Иоганн, не принимал участия в делах. В 1872 г. Герман Рабенек продаёт фабрику образовавшемуся на паевой основе «Товариществу бумагокрасильной фабрики Ф. Рабенек».

Развивающемуся производству становятся тесны старые рамки. Границы «Товарищества бумагокрасильной фабрики Ф.Рабенек» подступают все ближе к селу Лапино, где работает плисовая фабрика Ф.Ф. Пантелеева. В 1856 г. он продает её московскому купцу Андрею Семеновичу Горелову. Однако тот вскоре становится банкротом. В 1866 г. фабрика переходит к двум компаньонам, купцам 2-й гильдии: бронницкому – Никите Федоровичу Сергееву и егорьевскому – Василию Дмитриевичу Клопову.

«Атлас мануфактурной промышленности Московской губернии» 1871 г. называет фабрику Клопова и Сергеева среди «важнейших и лучших по своему устройству».

Лапинская фабрика хорошо оснащена: 5 паровых машин мощностью 65 лошадиных сил, два стальных котла, 267 ткацких механических станков. Работают у Клопова и Сергеева 800 человек. Лапинские компаньоны идут в ногу со временем. В 1873 г. Клопов и Сергеев приобретают 56 дес. земли, перестраивают свою фабрику и в 1876 г. преобразовывают её в товарищество на паях.

В 1890-е гг. начинается новый промышленный подъем. «Товарищество Ф.Рабенек», очевидно, в эти годы и приобретает фабрику в Лапине.

Находясь в постоянном контакте с своей исторической родиной Германией, Рабенеки привносили в русское производство последние достижения европейской техники, что позволяло им получать немалые прибыли. В 1879 году образуется товарищество мануфактур (на паях) «Людвиг Рабенек».

«Товарищество» стало одним из крупнейших акционеров этого общества. От банков-участников «Болшевская мануфактура» получает значительные кредиты на коренное переоборудование фабрик. Заказывает новейшие прядильные машины у лучших фирм Германии. В большом количестве закупает среднеазиатский хлопок, заключает соглашение на поставку нефти для топлива, приглашает технический персонал, набирает рабочих. Для пробы оборудования специалистами были пущены первые 6 тысяч новых механических веретён и приготовлены образцы окрашенной пряжи.

Пряжа и кумач отправляются из Болшева в Баку, Уфу, Казань, Арзамас, Семипалатинск, Саранск, Камышин, Хиву. На старых фабричных территориях перестраиваются корпуса, прокладывается водопровод, сооружаются «спальни» для рабочих, дачи для персонала. Все это прерывает империалистическая война, революция и гражданская война.

2. Промышленное здание «Товарищества Ф.Рабинек», бывшей Лапинской фабрики. Фото 2010 г.

Установление Советской власти в Болшеве и других населенных пунктах этой округи прошло мирным путем. В октябрьские дни отряд Красной гвардии из рабочих болшевской фабрики в составе 42 человек выступил на помощь сражающимся с юнкерами рабочим Москвы.

В годы гражданской войны многие рабочие Болшева ушли на фронт. Болшевские фабрики в годы гражданской войны не работали: не было топлива и сырья. Последние тонны хлопка поступили в августе 1918 г. Тем не менее, делаются первые шаги по налаживанию экономической жизни, используются в хозяйственных целях помещичьи имения. Так, в 1918 г. крестьяне с. Болшева собственными силами создали небольшую электростанцию, приспособив под нее машину, взятую с водокачки помещичьего имения.

В освободившихся домах помещиков открылись детские дома и детские колонии для беспризорных детей, клубы и Народные дома.

С 1921 г. экономика Болшева и округи постепенно восстанавливается и набирает силу. В этом году в соответствии с планом ГОЭЛРО бумагопрядильная и ткацкая фабрика (бывш. Ф. Рабенека) переоборудуется в электростанцию мощностью в 2350 кВт. Она стала снабжать электроэнергией Мытищинский вагоностроительный завод. Мытищинскую водоподъемную станцию, подававшую воду в Москву. Электростанция питалась торфом. Она проработала до конца 1924 г., а 1 мая 1925 г. вновь была пущена как прядильная фабрика. В честь знаменательного дня пуска фабрика стала называться им. 1 Мая.


Усадьба Лапино-Спасское

Возникший на основе старинной подмосковной вотчины комплекс из трёх владений со зданиями и парковыми сооружениями рубежа Х1Х-ХХ вв. представляет собой характерное явление в истории русской усадьбы. Усадьба расположена на высоком берегу (правом) р. Клязьмы, в живописной местности. От смотровых площадок комплекса открываются дивные виды на низменный противоположный берег реки, окаймлённый стеной лесов. Искажённая позднейшей перестройкой территория усадьбы раньше имела конфигурацию близкую к квадрату. Её восточной границей служит река, с запада проходит шоссе, с юга имеется вековая дубовая посадка, северная граница не читается.

От шоссе хорошо видны два усадебного комплекса. Утрачено планировочное направление и подъездная дорога основной усадьбы. От старого липового парка сохранились остатки диагональной аллеи и одиночные деревья.

Необычно, торцом к реке расположен трёхэтажный кирпичный главный дом – центральное сооружение усадьбы. Его парадный южный фасад развёрнут к основному парковому массиву, западный торец также обращён к парку, а северный фасад – к хозяйственному двору. Здание представляет собой любопытный образец возрождения поздне-классических форм в грубоватой ремесленной трактовке.

Перед восточным торцом дома был устроен небольшой бассейн круглой формы, окантованный белокаменным рустованным парапетом из крупных блоков. Профилировка камней аналогична профилировки белокаменного декора главного дома. Восточнее бассейна расположена большая подпорная стенка, полукругом выдающаяся к реке, со смотровой площадкой наверху. Малая смотровая площадка на круглом основании устроена напротив торца хозяйственного флигеля. Подпорные стенки из кирпича решены в стиле неоклассицизма в виде аркад. Сооружения имеют белокаменный и штукатурный декор. Из белого камня выполнены карнизы и сохранившиеся тумбы большой площадки. Площадки, очевидно, имели металлическое ограждения.

От основной усадьбы до настоящего времени сохранилось:

1. Фрагмент парка сер.- кон. XIX в.

2. Главный дом рубежа XIX - XX вв.;

3. Хозяйственный флигель нач. XX в.

4. 5. Две смотровые площадки нач. XX в.

6. Бассейн, современный дому.

На территории двух других владений сохранились:

7. Дом жилой каменный рубежа ХIХ-ХХ вв.;

8. Дом жилой деревянный, рубежа ХIХ-ХХ вв. (сохранились руины после пожара).

В переферийной юго-западной части усадьбы сохранился «Дом жилой, кон.ХIХ. - нач. XX вв.» и руины сгоревшего в 2008 году деревянного двухэтажного дома-теремка «Дом Ценкера» с башенкой в стиле деревянного модерна.

3. Юго-западная часть усадьбы. Фото 2003 г. (до пожара).

Северный фасад дома Ценкера и жилого дома.


Дом жилой, рубеж ХIХ-ХХ вв.


Жилой дом в одной из малых усадеб на территории бывшего имения Лапино-Спасское на р. Клязьме выстроен, судя по стилистике, на рубеже ХIХ-ХХ вв. в стиле «эклектика», в период, который ознаменовался активизацией буржуазии как основного заказчика архитектурных произведений. В это время России строится большое количество доходных домов, банков и торговых зданий, заводов и фабрик, пакгаузов и складов, прокладываются железные дороги и возводятся придорожные сооружения. Перед архитекторами встала насущная задача разработки в функционально-техническом и художественном отношении новых, неизвестных ранее, архитектурных структур, ведутся поиски особого пути национальной культуры.

4. Дом жилой, рубеж Х1Х-ХХвв. Парадный западный фасад обращён на ул. Советскую. Фото 2008 г.


Стиль эклектика (от греч. eklektikos — способный выбирать, выбирающий) - соединение разнородных художественных элементов; обычно имеет место в периоды упадка искусства. Элементы эклектизма заметны, например, в позднем древнеримском искусстве, комбинировавшем формы, заимствованные из искусства Греции, Египта, Передней Азии и др. К эклектизму тяготели представители болонской школы, которые полагали, что смогут достичь совершенства, соединяя лучшие, по их мнению, стороны творчества великих мастеров Возрождения. В России велись поиски особого пути национальной культуры.

По-видимому, дом принадлежал одному из владельцев фабрики товарищества Ф.А.Рабинека. Одноэтажное кирпичное здание с ранее существовавшими деревянными мансардами расположено в юго-западной части усадьбы. Нижняя часть дома использует мотивы и формы французского ренессанса, деревянный мансардный верх использовал элементы русского зодчества. Парадный западный фасад обращён к шоссе. Нижний этаж дома сохранил первоначальный внешний облик, внутренняя планировка утрачена, верхний мансардный этаж восстанавливается согласно проекту реставрации и приспособления.

Невысокое здание прямоугольное в плане сильно вытянуто с севера на юг. Основным приёмом композиции одинаковых строгих симметричных фасадов кирпичного этажа является чередование широких раскрепованных рустованных лопаток и больших арочных окон в рустованных наличниках с карнизами и филёнчатыми «фартуками». Оштукатуренный руст контрастирует с ярко-красными кирпичными стенами.

5. Дом жилой, рубеж Х1Х-ХХ вв. Резные консоли. Фото 1985 г.


Под высокими взаимно-пересекающимися двускатными кровлями располагались мансарды, имеющие выходы на балконы. Рядом с фронтонами над центральной частью восстанавливаются две протяжённые мансарды: на западной стороне с севера, а на восточной – с юга. Ранее деревянный верх был обшит вертикальным тёсом с резьбой. Балкон и вынос кровель поддерживают резные консоли. Кровли имела ажурные деревянные подзоры. Западные мансарды сохраняли первоначальную столярку.

Поперечные сени делят здание на две половины. Под зданием имеется подвал, искажённый поздними перегородками. В подвале и первом этаже плоские балочные перекрытия,

6. Кирпич с клеймом завода В.Ф. Челнокова. Фото 2013 г.

Нижний этаж выстроен из кирпича размером 27×12×7 см в системе цепной кладки на известковом растворе. Шов не обработан. На кирпичах встречается клеймо «В.Челноков».

Ещё до отмены крепостного права около села Большие Мытищи имелись хорошие глины и песок. И благодаря этому здесь уже в XV веке было налажено гончарное и примитивное кирпичное производство, а в середине XIX века открылись кирпичные заводы – первые промышленные предприятия, работавшие на местном сырье.

В 1860—1870 годы в архивных документах появляются упоминания о мытищинских кирпичных заводах Головина, А.Г. Гусарева, Д.Т. Романова. В фондах Мытищинского историко-художественного музея хранится копия купчей 1871 года, из которой следует, что Общество крестьян-собственников деревни Шарапово продало потомственным почетным гражданам Василию Федоровичу Челнокову и Алексею Гавриловичу Гусареву 10 десятин земли, за которую взято с покупщиков денег 1500 руб. серебром. На этом участке земли, ограниченном с севера речкой Работней, с востока Московско-Ярославской железной дорогой, с запада — крестьянскими наделами деревни Рупасово и с юга — землями деревни Шарапово, был основан кирпичный завод. В списке фабрик и заводов Московской губернии за 1886 год он числится как кирпичный завод В.Ф. Челнокова при деревне Шарапово.

В 1871-1872 годах Василий Федорович Челноков вместе с Александром Гавриловичем Гусаревым основали совместное производство кирпича в Мытищах. Здесь В.Ф. Челноков купил землю, построил дом, посадил парк (ныне район Пролетарских улиц). Сюда и выезжала семья из Москвы на дачу. В.Ф. Челноков сумел подобрать толковых мастеров – кирпичников, закупил современное оборудование. Благодаря самой передовой технологии того времени завод работал бесперебойно круглый год.

Гражданская война и последующая разруха привели к полному развалу кирпичного производства в Мытищах. К 1918 году деятельность мытищинских заводов окончательно прекратилась. Почти два года продолжалось их разорение. Потребность в возобновлении производства кирпича крайне обострилась в 1920 году. Заводы начали восстанавливать неимоверным трудом, на голом энтузиазме — артельным сообществом. С 1922 по 1926 год одна за другой создаются комиссии для обследования оставшегося оборудования этих заводов и определения их возможностей для возобновления производства кирпича. Вот выписка из акта по итогам работы комиссии (1923 г.) на бывшем заводе «Т-ва В.К. Шапошникова / М.В, Челнокова и К»: «Кирпичный завод не работает с 1915 года, за все время Революции в нем живут татары-беженцы (многие из них работают на вагонном заводе), которые привели все здания и нежилые постройки в непригодное состояние. Из уцелевших построек и инвентаря остались...» Все нежилые здания к этому времени были разобраны так, что оставались только кирпичные стены, которые комиссия рекомендовала к обрушению, а кирпич к дальнейшему использованию. «Из заводского оборудования в полуразобранном виде осталось 40 вагонеток с кузовами (20 шт. без колес, 20 шт. без осей), 250 пар узкоколейных рельс в штабеле, две пожарные машины фирмы «Людвиг Смит», грузовые весы фирмы «Фербенкс» (без баланса и разновесов) — рекомендовано передать на завод И.Г. Герасимова вместе с клеймами «Т-во В.К. Шапошников / М.В. Челноков и К» в количестве 80 шт.» Так закончилась история этого кирпичного завода.

Зная историю кирпичного завода, можно с уверенностью сказать, что сохранившееся усадебное здание, из кирпичей завода Челнокова, построенно в период 1871-1895 гг.

7. Фрагмент северного фасада здания. Фото 2013 г.